укр
eng

Остання новина

21 червня

Прийом заявок на здобуття Премії PinchukArtCentre 2018 продовжено до 28 липня

До 28 липня продовжено прийом заявок на здобуття Премії PinchukArtCentre 2018 – першої загальнонаціональної премії в галузі сучасного мистецтва для молодих українських художників віком до 35 років. 

Всі новини

ЗМІ про нас

16 грудня 2011

Картина дня (рус.)

Журнал "КОРРЕСПОНДЕНТ" / Ирина Илюшина

Когда в 2008 год у бизнесмен и меценат Виктор Пинчук предложил Экхарду Шнайдеру возглавить киевский PinchukArtCentre, он поставил его перед непростым выбором — к тому времени немец уже восемь лет был директором австрийского Kunsthaus Bregenz, одного из самых знаменитых музеев современного искусства Европы.

Главной причиной, повлиявшей на его решение, 67‑летний Шнайдер называет молодых украинцев. Когда он увидел, что перед PinchukArtCentre выстраиваются очереди, причем в основном из молодежи, сменил комфортную Европу на Украину.

Теперь Шнайдер руководит всеми проектами PinchukArtCentre — как национальными, так и международными, — а также работает над созданием нового музея современного искусства в Киеве, основу которого составит личная коллекция Пинчука.

А едва ли не самой интересной своей обязанностью Шнайдер считает участие в жюри премий PinchukArtCentre для молодых художников, которые вручаються в двух форматах — украинском и международном. Опыт у него богатый: он участвовал в судействе нескольких международных премий, в частности немецкой DAAD и британской Turner Prize.

В этом году 9 декабря в Киеве выбрали лучших среди отечественных молодых дарований. Первую премию получил 28‑летний киевлянин Никита Кадан за работу Постамент. Практика витіснення — гигантский постамент для памятника из белого гипсокартона. Он полностью занял один из двухэтажных залов PinchukArtCentre — собственно для памятника места не осталось. Так автор предложил задуматься об идолах и о том, нужны ли они вообще.

Лауреатами первой и второй специальных премий стали художница из Броваров Жанна Кадырова, вырезавшая картины из асфальта, и Сергей Радкевич из Луцка, изобразивший церковные сцены на внутренних стенах Бессарабского рынка. Все лауреаты получили солидные денежные премии и возможность стажировки у мировых знаменитостей.

О том, почему жюри понравился пустой постамент и куда идет украинское искусство, Шнайдер рассказал Корреспонденту.

В этом году среди финалистов премии много работ, посвященных СССР. Как вы думаете, почему? Ведь эта эпоха уже в прошлом, а молодежь больше озабочена современностью и будущим.

— Да, это интересный вопрос. Особенно если обратить внимание, что художники действительно очень молоды, большинству около 25 лет, они тогда были детьми. И это их преимущество — они не связаны с той эпохой, как их родители, с тем опытом, хорошим или плохим, но в любом случае определенным опытом, который влияет на сознание. Они вольны работать с этим как с историей и объединять ее со своими идеями. Это новое [явление] здесь — молодые художники начинают задумываться об определенных связях, культурных слоях. И рассматривают ту эпоху не как политическое послание, а прежде всего как культурный слой. И это потрясающе интересно. Пока нельзя сказать, что это новое течение, — рано. Но это однозначно важные маркеры — как для истории, так и демонстрирующие современные интересы.

— Собственно, победитель тоже затрагивает тему СССР.

— Да, но мы вручили приз не за это. [А за то], как он объединил историю с определенными идеями — с идеей пустоты, например. Ведь постамент пуст. Это отсылает к отсутствию героев — их больше нет, а эта сфера была одной из характеристик Советского Союза.

— Этот постамент мог бы победить на арт-конкурсе в другой тране, не в постсоветском пространстве?

— Безусловно. Кадан очень интересен, у него есть своя позиция, и он очень умен. И то, как он использовал пустой постамент, очень концептуально.

Каковы сильные стороны современного украинского искусства?

— Эмоциональность и попытка выразить свои эмоции напрямую, разными способами. Художники очень прямые, но это может бать как позитивом, так и негативом. Позитив в том, что в них много энергии. С другой стороны, они все еще не могут контролировать ее.

Вы, конечно же, знаете коллекцию Виктора Пинчука — он входит в сотню самых влиятельных людей в мире искусства по версии авторитетного журнала Art Review. В кого он вкладывает?

— Мы всегда покупаем и зарубежных, и украинских художников. Причем инвестируем и в уже известных, и в начинающих. Надо думать о будущем и в то же время иметь устойчивую базу в настоящем.

Кстати, о будущем. Что может ожидать рынок современного искусства? Новая волна кризиса?

— Нет, не думаю. Рынок стабилен. И это очень интересно — люди покупают искусство. Ради инвестиций, чтобы поиграть с удачей. Но современное искусство имеет не только экономическую ценность. Его привлекательность лежит в иной плоскости, это то, что люди постоянно ищут, — увидеть другую точку зрения на вещи. Я думаю, вот почему так много молодежи нас посещает — 60 % всех зрителей. Это восхитительно. Нигде в мире такого нет. Кстати, это было одной из причин моего приезда сюда. Искусство — зеркало для индивидуальности, для твоих сомнений и убеждений. И это один из важних моментов — искусство может изменить человека, его точку зрения. Я часто вспоминаю нобелевскую речь Иосифа Бродского. Он сказал, что всем в жизни можно делиться. Можно поделиться постелью, едой, любовью, любовником или любовницей… Уфф. (Смеется, делает шутливо-брезгливый жест.) Но что ты не можешь разделить — это отношения, которые возникают между тобой и произведением искусства. И он считал, что именно поэтому политики так боятся искусства. Они не могут это контролировать, не могут вмешаться в этот тет-а-тет. И это невероятный подарок художника.

ПИНЧУКАРТМАСТЕР: Экхард Шнайдер не только руководит PinchukArtCentre, но и советует Виктору Пинчуку, какие работы приобретать для будущего музеяСкачать оригинал статьи (pdf)