укр
eng

Остання новина

21 червня

Прийом заявок на здобуття Премії PinchukArtCentre 2018 продовжено до 28 липня

До 28 липня продовжено прийом заявок на здобуття Премії PinchukArtCentre 2018 – першої загальнонаціональної премії в галузі сучасного мистецтва для молодих українських художників віком до 35 років. 

Всі новини

ЗМІ про нас

20 січня 2012

Удовольствия актуального искусства (рус.)

Комп&ньоН / Виталий Ченский

Российский арт-критик Екатерина Деготь поделилась мыслями об арт-премии Виктора Пинчука и пользе, которую может извлечь раздраженный посетитель ПинчукАртЦентра из своего состояния. 

Виктор Пинчук наверняка умеет получать удовольствие от современного искусства. Один из способов – вручение арт-премий. Два раза в год его ПинчукАртЦентр проводит большую конкурсную выставку молодых украинских художников. Трое участников по решению жюри становятся победителями и, кроме финансово награды, получают возможность в течение месяца стажироваться в мастерских мировых арт-звезд. С момента своего основания частная премия Пинчука стала самым значительным событием в мире украинского искусства. В декабре прошлого года она присуждалась во второй раз.

Главную премию (100 тыс. грн.) получил концептуалист Никита Кадан, две специальные награды (по 25 тыс. грн.) достались стрит-артисту Сергею Радкевичу и Жанне Кадыровой – художнице, известной в основном благодаря скульптурным работам. Как всегда, не обошлось без критики, однако нынешняя тройка победителей вызвала гораздо меньше возражений, нежели лауреаты 2009 г.

Авторитетность данного решения ПинчукАртЦентра – во многом заслуга московского арт-критика Екатерины Деготь, приглашенной в состав международного жюри наряду с Хансом Ульрихом Обристом (Serpentine Gallery, Лондон), Кейт Буш (Art Galleries Barbican, Лондон) и Марком Оливье Валером (Palais de Tokyo, Париж).

Влиятельная персона

Екатерина Деготь, российский арт-критик, куратор, искусствовед. Согласно рейтингу журнала «Артхроника», одна из самых влиятельных персон в современном российском искусстве (в списке ТОП-50 в 2011 г. занимает шестое место). Родилась в Москве в 1958 г. Окончила отделение истории и теории искусства МГУ. Кандидат искусствоведения, член-корреспондент Российской академии художеств. Приглашенный профессор учебных заведений в Москве, Санкт-Петербурге, Европе, США. Работала обозревателем газет «Коммерсант», «Ведомости». В настоящее время – шеф-редактор раздела искусства портала OpenSpace.ru, преподаватель в Московской школе фотографии и мультимедиа имени А. Родченко. Специализируется на искусстве XX-XXI вв. Автор книг «Русское искусство XX века» (2002 г.), «Борьба за знамя. Советское искусство между Троицким и Сталиным. 1926-1936» (2008 г.) и др.

Екатерина, во время церемонии награждения вы сказали: «Мне кажется, премия ПинчукАртЦентра развивается в правильном направлении». Что вы имели в виду?

Центр в этот раз финансировал производство работ молодых художников, что мне кажется очень правильным. И в целом уровень работ, по моему мнению, более высокий.

А какие существуют неправильные пути для этой премии?

Об этом не имеет смысла говорить, лучше сказать о том, что сейчас не совсем в порядке. Например, я знаю ряд очень хороших художников, которые подавали работы на конкурс и не прошли, – не знаю, что они присылали, но, видимо, система дает сбой, притом что количество низкопробного китча в итоговой выставке было все-таки слишком велико для мероприятия такого уровня и с такими экспертами. Я считаю, что у ПинчукАртЦентра есть некоторый уклон в популизм, который мне представляется необязательным, тем более что очевидно: международные эксперты его категорически не поддерживают. Это особенно опасно потому, что выставка премии, хотим мы того или нет, является сигналом для самых молодых художников: делайте так! В этом году можно в известном смысле прочитать, какие выводы они для себя сделали из прошлой премии, и эти результаты не всегда радуют.

Почему именно проекты Кадана, Кадыровой и Радкевича составили тройку призеров, и кто еще мог там оказаться?

Эти работы с самого начала были в числе лидеров по количеству позитивных оценок, с большим отрывом от других, причем эксперты оценивали и смотрели поначалу поодиночке. Кроме этих троих, в списке явных лидеров была еще только одна работа, но ее автор совсем молодой художник, и в конце концов большинство экспертов решили дать ему еще дозреть до премии. Почему именно эти вещи понравились? Ясность высказывания, адекватность формы, работа с пространством (очень важная категория).

«В мире искусства на самом деле все не так, как при капитализме, и это очень приятно хотя бы в таком малом масштабе»

Для иностранных экспертов сказались прежде всего их, с одной стороны, визуальный опыт (правильная работа опознается сразу), с другой – определенная усталость от этих узнаваемых форм современного искусства в принципе. Все это очень противоречиво. Они хотят чего-то другого и нового, но не всегда могут это другое опознать, я сказала бы. Возможно, то же можно сказать и обо мне.

По вашему, каких художников не хватает современному искусству, создаваемому в Украине? С какими важными темами, формами и средствами не работают местные художники?

Как и в России, у молодых художников в Украине нет опыта работы с институциональной системой современного искусства – той, которая на первом этапе поддерживает их, помогает быть неком-мерческими, избегать ловушек рынка, дает возможность не угождать дурному вкусу. А еще очень не хватает концептуальной традиции – той ее части, которая из Одессы, а потом уехала в Москву или куда-то еще дальше. Украинская сцена на это не очень опирается.

Почему, по-вашему, Виктор Пинчук этим занимается?

А почему бы вам его самого не спросить? Странно будет, если я стану высказывать гипотезы о малознакомом человеке. Но вообще что тут непонятного? Поддержкой искусства занимаются тысячи богатых людей во всем мире, и далеко не всегда в основе этого какая-то материальная выгода.

Достаточно ли Виктор Пинчук отчужден от премий, которые присуждаются его Центром?

Он ясно дает понять, что его личные вкусы не совпадают с мнением жюри, и это совершенно нормально. Выставочный зал ПинчукАртЦентра не похож ни на частный дом, ни на офис, это хорошо. Относительно того, как это представляется в прессе, мне сложно сказать, я не слежу внимательно.

Что можно доброжелательно посоветовать людям, которые приходят на выставку и временами раздраженно и даже агрессивно реагируют на актуальное искусство?

Им можно сказать, что современное искусство с самого начала создавалось как такое, которое у широкой публики должно вызывать ощущения в спектре от легкого раздражения до шока. В нашей жизни многое так стремится понравиться (товары, фильмы, телевидение, служащие в банке, которые хотят навязать нам кредит), что для разнообразия интересно видеть то, что этого не хочет. В этом даже можно найти удовольствие.

Возможно, раздражению способствует главная стратегия современного искусства – «саботаж удовольствия»?

Да, естественно, но на самом деле все уже устали от удовольствий. Многие хотят каких-то суровых диет и экстремальных видов спорта. Вот современное искусство – для таких людей.

Существует ли хорошее новаторское искусство, не лишенное удовольствия?

Ведь об удовольствии сегодня говорят, как о синониме приобретательства. Еще раз: что такое удовольствие, каждый понимает по-своему, даже мороженое всем нравится разное. Нет такого понятия «извращенный вкус». Есть люди, у которых современное искусство вызывает чувство удовольствия, это очевидно. И этот вкус можно развить при желании.

Имеет ли смысл попытаться сделать ПинчукАртЦентр более дружественным для неподготовленного зрителя? Например, делать пояснения к работам более доступным, по возможности не искусствоведческим языком?

Для начала нужно просто делать пояснения хотя бы каким-то языком, потому что это не всегда есть. И зря закрыли центр с журналами (в информационном центре раньше можно было полистать ведущие мировые журналы, посвященные современному искусству. – Прим. ред.), это было очень хорошо в ПинчукАртЦентре.

В чем польза от актуального искусства для отдельного человека и общества? Почему им стоит (или не стоит) интересоваться?

Расширение горизонтов всегда приносит пользу, а сегодня современное искусство наряду с философией (и иногда, в особые исторические минуты, с политикой) – единственные сферы, предлагающие другую систему ценностей, нежели коммерческая, и потому расширяют горизонты. В мире искусства на самом деле все не так, как при капитализме, и это очень приятно хотя бы в таком малом масштабе.

Какую роль, по-вашему, искусство должно играть в обществе?

Искусство должно быть средством познания мира и его изменения, а не средством развлечения.

—Беседу вел Виталий Ченский